ГлавнаяБлогиЗаписки пещерного лося

«О чем писать, когда писать не о чем?» — сетевые дневники на «Не дает точка сру» 

+197 RSS-лента RSS-лента

Записки пещерного лося

Автор блога: Владимир Смолин aka almond
Лось и девушка в зеркале вероятности
 
Девушка и пещерный лось с точки зрения теории вероятности
Набережная Енисея больше не вставляет
Старею. Впервые в этом году поехал погрустить на набережную реки Енисей, дабы мрачно смотреть в ее загаженные воды, много курить и думать о том, какой же я мудак, потому что не могу принять единственно верное решение и утопиться, если уж никто не желает продать мне смертетворящего цианистого калия. Я забыл, что сегодня полночь (так, это приступ шизофазии. Не полночь, а пятница подразумевается здесь), а потому там, на набережной, я смогу лицезреть толпы ламерья, масштабно сосущего пивище и обнимающегося-целующегося со своими половыми партнерами и партнершами. Так и случилось, и это противно, причем особенно противно было видеть симпатичную и классически элегантную девушку (даже без ослиного хуя, то есть пивной бутылки, в красивых пальцах прелестной руки), шествующую в компании семечного гопника в спортивных штанах и без тени интеллекта на мордочке. Да, его можно любить. Можно. И любит. Гуляет вот с ним по набережной чертовой, которую уже успели заполонить мерзопакостные летние кафе, от которых погано воняет все тем же пивищем и дымом мангалов. А меня нельзя любить. Совсем нельзя.

Значит, старею. Главным признаком старения является то, что мизантропия переходит в пассивную, но жесткую форму, при которой уже даже не хочется набрасываться на эти парочки с огнеметом и бензопилой, но отвращение достигает той степени, когда там, даже около самой реки, чуть в стороне от неприличного шума, становится невозможным находиться более получаса. Курю, думаю, пытаюсь совершить несколько телефонных звонков, но абоненты, среди которых одна девушка, не отвечают. Кладу телефон в карман, выкуриваю еще несколько сигарет и мрачно плетусь до автобусной остановки, чтобы поехать домой (так сказать, домой).

Душно, плохо, тяжко. Автобус почти летит, и через минут этак двадцать я вываливаюсь из его дверей. А ведь еще три года назад я мог часами грустить около Енисея, наматывая круги и матерясь. Старею.
Пошлое и мерзкое, но почти детское
Женские письки по городу шли,
Женские письки гранату нашли!
Гранату меж губок воткнули они,
Теперь не суют туда им хуи!
Меня нельзя любить.
Собственно, с чего все начиналось... Ну, не все, конечно, а формулирование теории пещерного лося вербальными средствами. Привожу здесь практически без изменений первый пост из старой целлеровской темы с одноименным названием.

Именно так стоит озаглавить эту ветку. С точкой. Хотя, по общему правилу, точка в конце заголовков не ставится. Но здесь надо. Почему надо?

Потому, что любой другой знак препинания был бы воспринят неправильно. Многоточие... О, как я люблю его, выражающее недосказанность, готовность продолжить как сейчас, так и через три, скажем, года. Но многоточие — это всегда надежда, хотя последняя тоже может быть горькой. Нет, не пойдет.

Вопрос? Это означало бы, что я нуждаюсь в сочувствии и утешении. Нет, не нуждаюсь, поскольку даже в том случае, если чувства эти и слова, ими порожденные, искренни (что случается достаточно редко, обычно следует стандартная отвратительная отписка про то, что «все наладится...» или еще что похуже), они ничуть не утешают, а лишь еще более злят, распаляют пламя дикого гнева, коим впоследствии могут быть обожжены ни в чем не повинные люди. Нет, жалость мне не нужна.

Восклицание! Ха, было такое желание, но я отверг его: слишком пафосно. А на самом деле все буднично очень, повседневно, скучно. Обрыдло — плохое слово. Но жить обрыдло, да.

Итак, меня нельзя любить. И точка. Видимо, я просто напрасно родился, ибо верить в мессианское предназначение — демонстрацию всем и каждому того, как нельзя жить — в силу лелеемых остатков эгоизма как-то не хочется. Остатков, потому что ничего целого нет во мне, да, скорее всего, и не было никогда.

Грустно... Два компьютера. Противный шум вентиляторов, перекрывающий жужжание комаров, отчего укусы их становятся менее ожидаемыми, а потому совсем уж неприятными. Надо включить фумигатор. Допишу этот бред, нажму кнопку «Отправить», встану и включу.

А потом... Потом четыре или пять сигарет подряд на балконе. Кончен бал, погасли свечи. Колонки из розетки вон, десктопу switch off, ноутбуку ночные задания на закачку. Сок. Минеральная вода. Попытки уснуть. Сон. Завтра — опять день, точно такой же, как и предыдущий, такой же, как и послезавтра. Та самая штука, что называется мною автопилот, и которая должна вот-вот выйти из строя, выработав разумный эксплуатационный ресурс.

Потому что нельзя... Несколько раз я начинал было чуть-чуть сомневаться в этой аксиоме, однако жизнь в лице особ женского пола, разных, совсем, казалось бы, разных, подтверждала правильность печальной констатации: я всегда прав. Забавно, но я не гарантирую правильного определения той, что говорила те или иные слова, если положить передо мною сейчас стенограммы этих «выступлений». Настолько похожи, порой до полной аутентичности, эти слова.

Нет, ни одна из них не сказала прямо: «Тебя нельзя любить». Нет, духу не хватило, побоялись обидеть или еще что-то. «Ты хороший, замечательный человек, но...» — вот это уже классика. Или еще из классики: «Давай будем просто друзьями». Поток нецензурной брани. С моей стороны, но обычно про себя. А снаружи... Да, скандалю, да, умоляю, да, с ума схожу. С ума схожу и ухожу, не от безумства, от пассии.

Меня нельзя любить. Быть может, потому, что нельзя принять. Принять таким, какой я есть, не требуя изменений, всегда в моем восприятии дурацких. Черт возьми, если я посчитаю, что могу и хочу что-то поменять ради нее, я сам сделаю это, не испытывая сопротивления собственного духа противоречия, воспаряющего при навязывании мне чего-либо. Впрочем, я не встречал ни одну девушку, которую мог бы назвать для себя идеальной. Но при этом я осознаю, что идеалов не существует, а потому принимал то, что есть. Есть, впрочем, вещи, с которыми нельзя мириться. Патология, не совместимая с жизнью. Похоже, я весь в сознании «слабой» (кавычки ставил осознанно) половины человечества — такая патология. Забавно...

Примечания.

1. Все, отписался.

2. Не гарантирую, что кому-то отвечу, как не гарантирую и того, что не закрою или не удалю ветку ко всем чертям.

3. Пожелания посетить психиатра принимаются, но не приветствуются.

4. Претензии к стилю не принимаются — это не художественное произведение.

5. За последствия для неокрепшей психики форумчан автор ответственности не несет.

6. Захотите постебаться (знаем тут многих) — добро пожаловать, только учтите, если поймаю на чем-нибудь, вам же хуже будет. Если не поймаю — молодцы, значит, укололи, радуйтесь и плотоядно хихикайте.

7. Если вам по фигу — пройдите мимо, от того, что вы об этом напишите, никому лучше не станет. Впрочем, возможно, кто-то сможет о чем-то задуматься, что всегда хорошо, так что, наверное, я не прав.
Хуишко класса «миньон» и Япония
Видимо, с учетом того, что хуй (точнее, хуишко) у меня класса «миньон», девушка мне нужна японская, поскольку, говорят, японцы также в среднем не отличаются крупными размерами половых органов. Но здесь две проблемы: во-первых, японку негде взять; во-вторых, они там любят жрать рыбу и морепродукты, что для меня неприемлемо, так как даже соответствующие запахи могут вызвать приступ тошноты.


Замечу, что некоторого уточнения требует вопрос, подойдет ли по данному критерию девушка корейская.

 Маргинальная интернет-нора пещерного лося. © Владимир Смолин aka almond, 2009–2017 гг.