«О чем писать, когда писать не о чем?» — сетевые дневники на «Не дает точка сру» 

После новостей. Мобильные перспективы

Автор
Опубликовано: 1741 день назад (18 декабря 2013)
Редактировалось: 2 раза — последний 4 августа 2016
Настроение: подуставшее
Играет: на сегодня музыки достаточно
+1
Голосов: 1
Предлагаю вниманию читателей текстовую «расшифровку» очередного интервью генерального директора ЗАО «Енисейтелеком» (торговая марка «Ростелеком) Дмитрия Левина, которое он дал Алексею Клешко в эфире красноярского телеканала ТВК.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

«Расшифровка» предоставляется в «сыром» виде. Я, конечно, мог бы «причесать» ее, сделав более приемлемой для публикации в печатном издании, но намеренно не стал этого делать — «исходник» в определенном смысле колоритнее. Видеозапись беседы можно посмотреть на сайте телекомпании.

— Добрый вечер! В программе «После новостей» сегодня наш гость — Дмитрий Николавич Левин, генеральный директор компании ЕТК, которая теперь является частью большого «Ростелекома». В студии Алексей Клешко, и говорить сегодня будем о мобильных итогах и мобильных перспективах [ухмыляется]. ЕТК — крупнейший, пожалуй, оператор в Красноярском крае. Дмитрий Николаевич, сейчас принято уже всем итожить год, все начинают подводить итоги. У вас год был напряженный. Чем Вы можете отчитаться перед жителями края?

— Добрый вечер. Да, действительно, год был для нас очень напряженный: мы проводили большую работу по реконструкции нашей сети, мы убирали все старое оборудование со всех сетей, которые были — это и подсистема базовых станций, и коммутационные платформы, транспортная сеть, и обещали нашим абонентам и жителям Красноярского края, что эту работу мы закончим в середине года. Но, вот, к сожалению, эта работа затянулась на чуть более долгий срок, и, тем не менее, к концу года мы все старое оборудование с сети своей демонтировали. Остаются несущественные, незначительные работы на транспортной сети, но до конца декабря эти работы полностью будут закончены — это что касается сети 2G…

— А можно сразу спросить, что это дает нашим зрителям?

— По сети 2G, наверно, ровно ничего не дает. Но, вот…

— Такое честное признание…

— Да…

— Работали-работали, ради чего тогда?

— Ради чего? Ради того, чтобы запустить 3G на сети, которая… и сделать так, чтобы две сети, 2G и 3G, были абсолютно технологически совместимы. Поэтому что это дает, с другой стороны, нашим жителям — а то, что, так сказать, сеть 3G будет работать более стабильно, и эти работы мы закончим также в этом году. Мы запускаем то количество базовых станций, которое должны были бы планово запустить: на сегодняшний день в эфире уже 80 процентов сети находится, и 15 до конца года мы запустим…

— Вы так с удовольствием про все про это рассказываете…

— Да, это огромная работа, огромные трудозатраты всего коллектива и усилия, и ночные смены, и дневные, и воскресенья — все…

— Эти работы позволили вам выявить своих героев внутри компании?

— Да, точно, героев мы выявили, и как всегда их конечное количество, но при всем при том весь персонал поработал очень хорошо.

— Вот так?

— Да.

— А антигероев выявили?

— Ну, к сожалению, не без этого — и не все сумели выдержать такой темп, и мы, помимо того, что делали вот такую реконструкцию техническую, да, мы еще сделали внутреннюю реорганизацию, мы изменили структуру, схему внутри компании, мы сделали оптимизацию персонала, но надо отметить, что в результате этой оптимизации компания стала работать только лучше.

— А можно спросить? Вот, знаете, большинство наших зрителей, вот если по-честному, 3G, 2G — все это, ну, такая тьмутаракань… Главное, есть связь или нет, устойчивая или нет, в каждом ли районе города можем поймать свою станцию или нет. Вот с таких параметров качества как Вы можете перевести на этот язык свои технологические заморочки?

— Ну, что касается 3G (наверно, это уже больше интересно), в конце декабря, я думаю, что практически в каждом районе…

— Ну, да, давайте, вдруг кто-то еще не знает, скажем, 3G это, 2G — это просто скорости, с которыми обслуживаются?

— Это немножко разные технологии, но для потребителя, в итоге, это возможность осуществлять высокоскоростную передачу данных, и сеть 3G (третья генерация) отличается от второй именно скоростью.

— Так.. И… теперь вот про-про-про-про качество…

— Ну, и в конце декабря мы закончим перевооружение, и в каждом районе города фактически будет работать сеть наша 3G.

— Смотрите, вот вы — 3G, а некоторые уже говорят, что да уже на 4G надо было переходить давно…

— Ну, никто не сомневается в том, что нужно всегда, чтобы кто-то в мире был первым и внедрял 4G. Да, конечно, нужно, и скорость в 4G выше — несомненно, это так. Технологически, так сказать, ну, с точки зрения теории, она выше должна быть в десять раз, с точки зрения практики она, ну, выше примерно в три, ну, с сомнением, в четыре раза, вот, но и, соответственно, дороже по цене. Поэтому, конечно, клиент всегда должен выбирать: мне нужна скорость на уровне 20 Мбит/с, способно оконечное устройство мое с такой скоростью получать информацию, а способна передающая сторона передавать, ведь помимо канала связи, существует источник информации и приемник информации. Поэтому, если это нужно кому-то… Ну, допустим, я хочу покачать торренты, и у меня дома нет фиксированного доступа в сеть (ну, в беспроводную сеть), да, в этом случае, действительно, очень удобно иметь модем, который работает на 4G. Ну, я себе слабо представляю там человека, который сидит на лужайке в парке (ну, хотя не исключаю такого, да) и смотрит, там, HD-фильм какой-нибудь, [немного заикаясь] с HD-качеством, при этом использует 4G. Ну, в кафе много точек Wi-Fi, поэтому, безусловно, за 4G будущее, и постепенно все операторы, равно и все устройства, которые имеют все больше и больше технологических возможностей, и контент-провайдеры, которые пишут различные программы и предоставляют вот этот самый контент все на более высоких скоростях — это все, так сказать, ну, потихонечку сообразуется, ну, и 4G вот в этом смысле достаточно актуально. Я думаю, что актуальность этой сети через 2-3 года будет просто бешеной.

— Скажите, а мобильный интернет — как вообще Вы сегодня оцениваете его распространение именно в Красноярске?

— Да, мне кажется, уже достаточно распространен… У всех тех, кто имеет [немного заикается]… ну, как мы называем, гаджет, там, как минимум второго уровня — это, вот, уже смартфоны, планшеты различные, да, безусловно, они пользуются 3G, там именно эта технология является базисной. Поэтому проникновение… ну, в нашей базе оно не столь большое, потому что мы только начинаем предлагать эту услугу, и, тем не менее, потребление очень здорово растет. Если мы посмотрим там, ну, где-нибудь на апрель месяц, когда мы запускали сеть в очень ограниченном варианте, потребление было на одного абонента порядка 250 мегабайт, то сейчас это потребление увеличилось фактически, ну, в три, в четыре раза…

— В три — в четыре раза?

— В три — в четыре раза.

— Ну, то есть фактически это означает, что дайте возможности, и люди ими воспользуются?

— Безусловно.

— А, извиняюсь, такой нескромный вопрос: у вас есть возможность отслеживать, что конкретно в интернете интересует ваших пользователей?

— Вот технологически в данный момент нет, но скажу так, что в январе мы действительно сможем понимать, что же потребляют наши абоненты — не персонально какой из них, мы не занимаемся какими-то там…

[перебивают друг друга]

— Ну, а просто в общем объеме… Сколько там, условно говоря, справочники…

[перебивают друг друга]

— …следственными мероприятиями, слежениями за кем-нибудь, нет… Ну, вот, справочная…

[перебивают друг друга]

— Прямо так уж не занимаетесь?

— Нет, это не наша функция — совершенно точно. Но мы будем понимать, куда больше ходят абоненты, и будем знать профиль абонента. Ну, допустим, вот этому абоненту, например, можно было бы в этой связи предложить [заикается] пройти на какой-нибудь еще другой сервис — аналогичный, похожий, и в этом смысле…

— Ну [неразборчиво], говоря, кто-то фильмы качает, кто-то справочные системы... кто-то справочными системами интересуется — это Вы имеете в виду?

— Да, я имею в виду это, конечно же.

— Хорошо, сегодняшние проблемы с телефонной связью (периодически красноярцы жалуются), на Ваш взгляд, с чем сегодня они связаны?

— Две, наверное, вещи. Первое — это то, что мы еще все-таки настраиваем… продолжаем настраивать сеть: 2G мы закончим в настройке (это та… то, что… та сеть, которую мы реконструировали), закончим в конце декабря и в середине января, числа 15-16-го, мы закончим по плану реконструкцию сети 3G — ну, в смысле, запуск и настройку ее точную, тонкую настройку, точную тонкую настройку, поэтому у нас, вот, те обрывы соединений, которые сейчас имеют место — это когда абоненты с 3G в процессе разговора переходят, как пример, в сеть 2G, да, и вот этот переход — он неудачный, потому что не прописаны логические параметры. Вот сейчас это все уйдет, и сети заработают, как и прежде, но осталось, так сказать, полтора месяца до этого знаменательного для нас события, когда мы абонентам наконец-то можем сказать, что, ребята, 80 процентов всех технических проблем мы уже победили, ну, 20 процентов — это то, что, наверное, будет не… не будет побеждено никогда, потому что они все время возникают, с ними как-то борются, то есть это будет на уровне, ну, нормальных операторов Европы, Российской Федерации, поэтому…

— Вот мы с Вами сейчас говорим о таких важных вещах там, технологических особенностях там, о ваших прорывах или проблемах, а, Вы знаете, у меня есть такой общечеловеческий, философский вопрос. Вот телефон, вообще телефония, она ведь появилась для облегчения связи между людьми, а превратилась (уже в начале XXI века) в способ ухода человека от реальности. Вот наблюдаю компании, когда даже вот сидят, вроде, пришли люди в кафе и вдруг по очереди все начинают «выпадать» из коллектива: один, значит, вступил в переписку в телефоне, второй, третий, четвертый пошел куда-то разговаривать по телефону — и все, людям не нужно живое общение. Вот Вы чувствуете себя — себя! — виноватыми в этой ситуации?

— Да. Чувствую.

— Честное признание…

— Чувствую, что появилось много виртуальных сообществ, к которым люди тяготеют. С одной стороны, это, вроде бы, общение — те же самые соцсети, но лишь отчасти, потому что мы все же, ведь надо понимать, что операторы, по большому счету — это сегодня транспортная среда, и редко у кого из операторов (у фиксированного, у мобильного) работает вот тот самый сервис, который, можно сказать, бы базисный, на который они [абоненты. — В. С.] идут — эти сервисы либо автономны, либо они кем-то куплены и находятся в каких-то крупных медиахолдингах. Поэтому мы все-таки транспорт, но мы действительно виноваты в том, что разделили людей по еще одному принципу… не знаю, по принципу соцсетей… не знаю, так сказать, школьных команд, не знаю, там, институтских сообществ каких-то… Да, это произошло — мы виноваты, но не этого ли мы хотели? Не хлебом единым…

— Хорошо. Мы говорили о ваших проблемах, теперь давайте о таких всероссийской… всероссийском событии вот этих, как раз, этого месяца там… Вообще говоря, у всех на слуху решение об отмете [отмене? — В. С.] мобильного, так называемого «мобильного рабства». Речь идет о том, что правительство российское встало на сторону потребителей и сказало: «Товарищи сотовые компании, Вы там как хотите, а человек должен иметь возможность, не меняя свой номер, переходить из одной сети в другую пользоваться». Как, вообще, вы-то к этому отнеслись? Это удар по бизнесу?

— Ну, как эксперт… Вот, как генеральный директор, одно мнение, как эксперт — другое. Как эксперт, я не очень понимаю, зачем это сейчас нужно, потому что у всех операторов, и у «Енисейтелекома» точно такой сервис есть, можно перейти к другому оператору, можно заказать услугу SMS-информирования и очень спокойно этот номер перенести, но чуть-чуть другой технологией. Мне кажется, всех тех… все те, кто хотел уже уйти или определились с выбором оператора чуть раньше, уже это сделали, и востребованность на социальном уровне этой темы, на мой взгляд, она уже не так актуальна. С точки зрения оператора если говорить, но… вот, «большая тройка» — мобильные операторы — они готовы. Они готовы к переносимости номера, и эти дополнительные функции у них уже частично протестированы. Но здесь есть…

— Ну, «большая тройка» — мы имеем в виду кого?

— «Билайн», «Мегафон», МТС. Ну, «четверка» теперь можно говорить — «Ростелеком» готов…

— «Ростелеком», да?

— …я хотел сказать за свою компанию: мы готовы тоже, и эти тесты мы уже проводили, но есть еще один технический нюанс, почему принято такое решение — и оно правильное — принято о том, что отложить, дать операторам возможность самостоятельно устанавливать сроки оказания этой услуг до 7 апреля, то есть мы можем установить любой срок, но 7 апреля — это последняя дата, при которой мы все же должны начать — все операторы — оказывать эту услугу. Ну, есть фиксированные операторы, и когда, предположим, кто-то из фиксированной сети, какой-то абонент, ну, допустим, из Москвы, звонит в сеть какого-то оператора № 1, который находится в Красноярске, а при этом абонент этого оператора находится у меня, ну, допустим, в сети «Енисейтелекома», то вот этот вызов должен попасть не в ту, а вот в эту сеть, и вот оператор, который переключает эти вызовы, [заикается] этим оператором должен стать междугородный оператор (ну, к примеру, «Ростелеком»), и вот фиксированные сети, они пока не готовы, и сейчас ведется очень интенсивная работа по прописке этой же функции на фиксированных сетях и финального тестирования. Ну, поскольку там у нас, как Вы помните, олимпиады, какие-то еще, обычно происходит запрет производства работ, и фактически месяц выпадет, наверно, я считаю, что не апрель, а, по идее, наверно, март могло бы быть началом оказания услуги, но для себя мы определили, тем не менее, дату — это 28 февраля, когда мы такую услугу сможем оказывать абонентам.

— Последний вопрос мой — вот он чего будет касаться. Скажите, свою ответственность за качество связи, за ее надежность как ощущаете вы в вашей компании и вообще все те, кто обеспечивает телефонию в крае в нашем?

— Ну, мы-мы-мы-мы… сложный вопрос, так сказать, но мы четко понимаем, что от нашей работы может зависеть чья-то жизнь — не просто улетел или прилетел. Чья-то жизнь: кто-то не вызовет скорую помощь, кто-то не решит какой-то своей проблемы, кто-то с кем-то не встретится в назначенное время, не сможет договориться — мы очень четко понимаем это, то есть мы понимаем, для чего нужна связь и для чего мы работаем в этом городе, в этом крае, на кого мы работаем. Вот поэтому, с этой точки зрения, это у нас понимание есть, и мы, со своей стороны, сделаем все необходимое. Надо сказать, что и министерство связи не стоит на месте: вот это требование по закрытию федеральных трасс, о котором говорит президент, о котором говорит наше правительство, оно для нас будет, наверно, в следующем году определяющим, и все операторы — значит, теперь уже «большая четверка» — начнут и закрывать М53, и мы должны будем закрыть до границы с Монголией, закрыть так, чтобы «система 112» — система жизнеобеспечения — работала на любых участках трассы, и любой абонент, не важно, в какой сети он окажется, он сможет воспользоваться, набрав, ну, так сказать, обратиться за помощью, набрав номер 112. Вот если говорить об этом, то социальные обязательства на следующий год у всей «четверки» мобильных операторов появятся неизбежно, поэтому, вот с этой точки зрения, ну, мы будем стараться делать все для того, чтобы связь была нормальной, спокойной, такой ровной, чтобы клиент не звонил, не обращался — вот когда обращений нет, мы самые счастливые люди.

— Желаем Вам такого, действительно, счастья. В гостях программы «После новостей» был Дмитрий Николаевич Левин, генеральный директор компании ЕТК — нашего известного мобильного оператора, который сегодня входит в состав большого холдинга российского — «Ростелеком».
1337 просмотров

Читайте также:

  • После новостей. Стабильная мобильность
    После новостей. Стабильная мобильность

    Предлагаю вниманию читателей сделанную мною текстовую расшифровку интервью Дмитрия Левина, генерального директора ЗАО «Енисейтелеком», Алексею Клешко, ведущему программы «После новостей» на красноя...

  • Тамара Бажанова: «Запуск сети 3G давался нам непросто…»
    Тамара Бажанова: «Запуск сети 3G давался нам непросто…»

    Предлагаю сделанную мною расшифровку вышедшего в эфире телеканала «Афонтово» вчера, 24.04.2013 г., интервью Тамары Бажановой, коммерческого директора ЗАО «Енисейтелеком», Яну Ермишову. Сегод...

  • «Афонтово»: интервью с Тамарой Бажановой
    «Афонтово»: интервью с Тамарой Бажановой

    Наталья Лифантьева с телеканала «Афонтово», знакомая мне (и самым внимательным читателям сего сайта и моего «твиттора») по рекламно-информационным роликам мобильного подразделения «Ростелекома», пр...

  • CDMA vs. GSM: краткий потребительский ликбез
    CDMA vs. GSM: краткий потребительский ликбез

    CDMA vs. GSM: краткий потребительский ликбез GSM и CDMA (не путать с W-CDMA — надстройкой над GSM, обеспечивающей скоростную передачу данных) — технически разные стандарты сотовой связи. Историчес...

Комментарии (7)
Владимир Смолин aka almond # 18 декабря 2013 в 14:38 +1
1. Любопытно, что г-н Левин проболтался было о потенциале дополнительной монетизации мобильного ШПД, который придаст сетям «Ростелекома» грядущее внедрение DPI, но г-н Клешко быстро его остановил — то ли по недоумию (я склоняюсь к этой версии), то ли совсем даже наоборот.

2. Про 4G, конечно, бред, особенно в части его более высокой стоимости для абонентов по сравнению с 3G. Было справедливо разве что в плане терминалов, но постепенно и эта преграда снимается.

3. «Экспертная» «глубина» мнения по внедрению MNP буквально поражает воображение.

4. Если оператор — транспортный уровень, «труба» (и это правильно), то говорить о чувстве вины за влияние на абонентов социальных сетей и контента странновато.

В целом, конечно, интервью сделано в «лучших» телевизионных традициях: интервьюер постоянно перебивает интервьюируемого.
Владимир Смолин aka almond # 19 декабря 2013 в 03:23 0
Ну, и про Tele2 почему-то совсем не спрошено, хотя факт уже подтвержден официально: «Совет директоров „Ростелекома“ одобрил объединение сотовых активов с Tele2 Россия».
Голос из-под стола # 19 декабря 2013 в 03:39 0
almond:
Ну, и про Tele2 почему-то совсем не спрошено, хотя факт уже подтвержден официально: «Совет директоров „Ростелекома“ одобрил объединение сотовых активов с Tele2 Россия».
Абонентам это не интересно (глубоко пох).
Владимир Смолин aka almond # 19 декабря 2013 в 03:47 0
Ну, как же это? «Енисейтелеком» долгое время пестовал стереотип о себе как «премиальном» операторе, потом просто «лучшем» (да так успешно, что некоторые до сих пор верят), сейчас мучается галлюцинациями ростелекомовского «уха», а вскоре обретет имидж «мафиозного» дискаунтера. Собственно, абоненты и воспринимают в основном эти маркетинговые образы, а не что-то еще.
Голос из-под стола # 19 декабря 2013 в 04:19 0
almond:
Собственно, абоненты и воспринимают в основном эти маркетинговые образы, а не что-то еще.
Абонентам глубоко нагадить на маркетинговые образы ЕТК.
Ты что, смотришь рекламу ЕТК?
Люди просто пользуются ОпСоСом, а кто там его рекламирует — абонентам глубоко пох.
Владимир Смолин aka almond # 19 декабря 2013 в 04:26 0
Я вообще обычно рекламу не смотрю (как и дуроскоп в принципе), разве что случайно или, напротив, прицельно, когда по какой-либо причине считаю это необходимым.

Среднестатистический же абонент как раз таки ее смотрит и делится впечатлениями с другими такими же среднестатистическими, иначе никакого рекламного рынка просто не было бы, да и вообще почти весь маркетинг (маркетоложество) давно оказался бы на свалке, где ему самое место.

Скажи еще, что большинство абонентов руководствуется рациональными мотивами при выборе оператора и тарифного плана... Как бы не так...
Владимир Смолин aka almond # 30 декабря 2013 в 02:51 0
На сайте «Сибирского агентства новостей» сегодня появилась небрежно «причесанная» «расшифровка» означенного интервью. Внимательно не читал, но, по-моему, многовато восклицательных знаков; анонс же выполнен в фирменном безграмотном стиле данного информационного агентства:
«Сибновости»:
17 декабря на телеканале ТВК вышла программа «После новостей», в которой генеральный директор ЗАО «ЕТК» Дмитрий Николаевич Левин подвел итоги 2013 года, который вправе стал плодотворным для передового мобильного оператора Красноярского края.
Вводная реплика г-на Клешко также подана «великолепно»:
Дмитрий Николаевич, добрый вечер! Время подведение итогов года! Чем Вы можете отчитаться перед жителями Красноярского края?

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

 Маргинальная интернет-нора пещерного лося. © Владимир Смолин aka almond, 2009–2017 гг.