«О чем писать, когда писать не о чем?» — сетевые дневники на «Не дает точка сру» 

После новостей. Стабильная мобильность

Автор
Опубликовано: 1861 день назад (20 марта 2013)
Редактировалось: 3 раза — последний 28 июля 2016
Играет: пока не до музыки — устал выслушивать интервью
+3
Голосов: 3
Предлагаю вниманию читателей сделанную мною текстовую расшифровку интервью Дмитрия Левина, генерального директора ЗАО «Енисейтелеком», Алексею Клешко, ведущему программы «После новостей» на красноярском телеканале ТВК.

Добрый вечер! Это программа «После новостей», в студии Алексей Клешко. В гостях у нас сегодня Дмитрий Николаевич Левин, генеральный директор компании ЕТК — структурное подразделение «Ростелекома», отвечающее за мобильную связь в нашем регионе.

— Дмитрий Николаевич, что скрывать, мы пригласили Вас во многом из-за огромного количества недовольств, которые и в «Твиттере», и в «Фейсбуке» — в социальных сетях — были вот в последние недели: перебои со связью, про это писали практически… очень большое количество наших земляков. Что скажете?

— Да, действительно, надо сказать, что проблемы у нас были технические. Хочу сказать, что на протяжении 2012 года и вот начала 2013 года мы проводим большие работы на сети, связанные с заменой старого оборудования, того самого оборудования, которое еще работает со времен 2000 года. Значит, алгоритм переключения предполагает, что две сети, старая и новая, какое-то время, в течение некоторого периода должны работать совместно и должны работать коммутационные элементы двух сетей. И когда мы начали совместную работу и запуск, выведение в эфир трехжевых базовых станций, то столкнулись с проблемой программной несовместимости старого релиза (ну, старых версий программного обеспечения) и новой версии программного обеспечения на новом софт-свитче, который выполнен уже по айпишной технологии. К сожалению, производитель оборудования компания Ericsson, несмотря на то, что они подключали все свои возможные и невозможные ресурсы по всему миру в плане технической поддержки, оперативно не смогли локализовать данную проблему…

— То есть даже Ericsson не смог помочь ЕТК?

— Да, даже Ericsson не смог помочь ЕТК. И три раза «падала» сеть, мы предпринимали все возможные меры, но, к сожалению, вот ситуация так и не ушла. Что было сделано? Ну, в итоге, когда мы поняли, что, скорей всего, проблема носит системный характер, и тот алгоритм переключения, который был нам рекомендован Ericsson, не срабатывает, мы пошли, так сказать, на свой страх и риск, предприняли… ну, стали использовать, воспользовались другим алгоритмом, который, собственно, разработали сами. И вот это (неразборчиво)…

— Опять русские умельцы оказались хитрее иностранцев?

— Ну, в каком-то смысле да. И вот этот алгоритм позволил нам устранить эту проблему, обойти эту проблему, не решая ее «в лоб». На сегодняшний день я хочу сказать, что тех технических сбоев, которые наблюдались в последние три недели, уже больше не будет, во всяком случае, по городу Красноярску и, наверно, в целом по Красноярскому краю.

— Дмитрий Николаевич, а вот мне вот интересно, а вот Вы, как руководитель, что в эти три недели чувствовали?

— Ну… это сложный вопрос. Естественно, что я связист в поколении и, собственно, всю свою сознательную жизнь занимаюсь именно проблемой связи и, собственно, участвую в строительстве, эксплуатации сетей, поэтому для меня это было как ножом по сердцу. Что я лично делал? Ну, наверно, лично присутствовал на всех работах, включая ночные работы…

— Вы знаете, я спрашиваю в связи с тем, что вот мы… в нашей студии и олимпийцы же бывали… И я всегда, знаете, вот наших спортсменов выдающихся спрашиваю (мне правда это интересно), вот люди вообще ощущают, что за них болеет такое количество людей, переживает, все спортсмены говорят, что для них это огромное напряжение, это огромная ответственность. У Вас ситуация еще хуже: за Вас не болели, Вас ругали полтора миллиона почти пользователей сети, кто вдруг оказался… вне связи из-за этого… Вот сотрудники компании, вообще, они это восприняли как свою беду, как свою вину? Потому что интересно…

— Да, это было так. Ну, все ответственные лица, которые могли участвовать в локализации, обнаружении этой проблемы и ее устранении, практически жили на коммутаторе, и все вот эти три недели, включая ночные смены, все выходили по очереди и пытались хоть как-то вот изменить, переломить сложившийся тренд.

— Сейчас Ваша оценка — «проблем уже не должно быть»?

— Нет, проблем уже не должно быть. Тех системных проблем, которые бы вызвали в целом, так сказать, нерабочую сеть в ее полном виде или в частичном виде, уже просто невозможно.

— Но, как говорят, вот эти перебои — это же и имиджевые потери для компании? Как вы собираетесь восстанавливать имидж добросовестных патриотов, работающих на красноярской земле?

— Ну, во-первых, хочу сказать, что, действительно, имидж теряется у компании, но что делать, иногда и крупные, даже в том числе автомобильные бренды…

— Отзывают…

— Отзывают крупные партии автомобилей в связи с какими-то неполадками. Ровно у наших конкурентов (и у наших коллег) происходят примерно такие же вещи, они случались и в Красноярском крае, и не мы единственные, поэтому мы на это смотрим спокойно, мы считаем, что вот та безупречная работа сети, которую мы обеспечим в будущем периоде путем замены оборудования, а там есть некоторые технические такие, ну, особенности, и новое оборудование будет работать и лучше, и надежнее, и стабильнее в силу того, что просто меняется технология — это раз. Второе, ну, у нас есть, значит, программы, которые позволяют на компенсировать нашим абонентам, если они звонят в справку и выражают какое-то, ну, так сказать, недовольство, в том числе, вот, путем вот этого сбоя, мы просто предоставляем нашим клиентам возможность, ну, каких-то, так сказать, уступок в плане там, допустим, каких-то льгот. Поэтому, ну, естественно, что мы понимаем, что в этом, действительно, вот именно в этом, в этой части сети, была проблема, когда мы это устанавливаем, да, мы идем навстречу абоненту.

— Ну, вот почти полтора миллиона абонентов у вас в Красноярском крае. Как Вы считаете, сколько из них лояльны к вам, сколько переметнулись в результате этой ситуации — есть какая-то оценка у Вас?

— Ну, я скажу так: есть такой показатель в оборудовании сотовой связи, как визитный регистр — это именно тот регистр, в котором происходит учет активных абонентов. Естественно, что в момент сбоя мы видели потерю абонентов, но вот спустя полторы недели мы увидели, что количество наших абонентов в визитном регистре не изменилось. Я думаю, что это и есть лучшее доказательство что в целом, да, наверно, нас ругали, наверно, мы неправы, но лояльность мы, может быть, не потеряли. Но мы поборемся за лояльность путем старта сети 3G.

— 3G? Когда в Красноярске будет возможно 3G для абонентов «Енисейтелекома»?

— Ну, хочу сказать, что первый срок, который я публично объявлял, включая телевидение, — это был конец марта, но в связи с проводимыми работами и вот этим сбоем мы фактически откатились на один месяц. Поэтому мы, я могу гарантировать, что в апреле мы начнем вводить первые фрагменты 3G-сети в эфир уже на постоянно основе…

— И это не первоапрельская шутка?

— Нет, это не первоапрельская шутка. И в течение мая мы закроем 80 % территории города Красноярска, обеспечим покрытие. Также к концу мая у нас будет готовность по Норильску, ну, и дальше порядка десяти субъектов Красноярского края, включая Канск, Ачинск, Железногорск и так далее — они будут запущены в начале июня месяца.

— Это будет устойчивая связь?

— Да, это будет устойчивая связь, которая будет полностью на решении… на айпишном решении уже, на технологии IP, с IP-сетью, с IP-базовыми станциями и с IP-коммутатором.

— Когда ЕТК вливалось в состав «Ростелекома», в Красноярске были некие переживания: все-таки ЕТК была такой наш местный бренд, мы все с уважением относились к компании, понимали, что это вот такие патриоты, что у них лучшее в то время было покрытие по Красноярскому краю и так далее. Сейчас прошло время, как Вы оцениваете, вот это вливание в «Ростелеком» дало плюсы или минусы компании?

— Ну, я хочу сказать, что, безусловно, это дало плюсы. Во-первых, переход под единый бренд — это и переход технологический под единое техническое решение: на сегодняшний день мы используем те же транспортные сети, которые существовали у «Ростелекома» всегда на территории Красноярского края, это раз. И у нас такая возможность появилась, поэтому мы достаточно оперативно и быстро можем, вот, можем и делаем реконструкцию транспортной сети — это раз. Второе, значит, при переходе на единый бренд «Ростелекома» по всей территории России у нас стали изменяться ценовые параметры, включая роуминговые параметры, поэтому это тоже достаточно весомое, как я считаю, обстоятельство и существенное обстоятельство для наших абонентов — я надеюсь, что они его просто почувствовали. Ну, и что касается возможности создания монобрендовой сети под уже… под брендом «Ростелекома», в которой в перспективе (ну, собственно, местами это уже и возможно, в отдельных пока еще, правда, в отдельных… дилерских салонах) мы будем продавать как фиксированную, так и мобильную связь.

— Угу. Вы сами заговорили о роуминге. Многие до сих пор жалуются на очень высокую цену́… це́ну ЕТК в роуминге.

— Ну, я думаю, что это теперь уже скорее миф, чем реальность. Если проанализировать наши цены и сравнить их с ценами наших конкурентов, «большой тройки», то в целом где-то от 8 до 10 рублей — стоимость минуты. Вот… она, эта стоимость уже паритетна. Если посмотреть на те модификаторы, которые есть у нас (модификаторами я в данном случае называю, ну, дополнительные опции, которые можно переключить, допустим, уезжая в национальный роуминг, ну, в роуминг по России, или в роуминг… в международный роуминг), то там вот цены существенно тоже, как бы, так сказать, ну, пошли вниз, существенно ниже, может быть, даже в отдельных местах, чем у конкурентов. Ну, допустим, национальный роуминг: стоимость… абонентская плата списывается — 3 рубля в сутки, 3 рубля исходящий звонок за минуту и ноль — входящий. Вот, ну, это достаточно… Если посмотреть, что дают наши конкуренты (я не буду называть ихние цены), то они реально сопоставимы. То же самое можно пронаблюдать, ту же историю и в международном роуминге, когда вы едете там… за границу, то 14 рублей по СНГ, допустим, вы смело можете получить абонплату… заплатив абонплату 14 рублей в сутки и 14 рублей стоит минута исходящих сообщений и входящие будет также равны нулю.

— Дмитрий Николаевич, Вы впервые в нашей же студии?

— В вашей — да.

— А вот давайте маленько с красноярцами познакомитесь — Вы же человек не очень известный для красноярцев. Полгода практически Вы работаете в крае, как Вам в Красноярске работается?

— Ну, я хотел бы сказать, что Красноярск — достаточно дружелюбный город с точки зрения проживания: достаточно хорошая инфраструктура, хорошие дороги…

— Клятым новосибирцем не называют?

— Нет… Но дороги у вас точно лучше. Бутики, магазины не хуже, цены местами даже и меньше.

— Ого…

— Вот, поэтому я бы сказал, что Красноярск как город — он мне нравится. В любом случае я люблю Красноярск хотя бы за то, что я когда-то здесь учился в аспирантуре и защитил докторскую… кандидатскую диссертацию, именно находясь в городе Красноярске.

— Сейчас Вы влились в коллектив. Как оцениваете профессионализм красноярских связистов?

— Да я считаю, что профессионализм на должном уровне, будь то «фикса» (фиксированная связь), которой занимается «Ростелеком» на территории Красноярского края, или это мобильные сегменты, вот в данном случае компания «Енисейтелеком». Наши специалисты… ну, вот те решения, которые мы приняли на… в каком-то смысле на свой страх и риск и которые помогли нам выйти из этой ситуации, ну, это решения и ответственность была нашего персонала. Я бы сказал, что если бы следовать строго логике тех документов, которые у нас подписаны с компанией Ericsson, мы ни при каких обстоятельствах не могли бы сделать то, что мы сделали, и не должны были бы этого делать. Вот, но мы это сделали, это говорит о высоком уровне технических специалистов.

— А в какие минуты Вы чувствуете гордость за то, что Вы занимаетесь связью?

— …Когда тебе говорят за это спасибо.

— А Вам часто говорят спасибо?

— Да. Такое случается.

— Это удивительно, знаете, потому что мне кажется, что на наших глазах, просто вот реально на наших глазах произошло просто качественное изменение технической жизни каждого уже теперь человека, и если раньше, я помню, когда еще за межгород ты говорил: «Спасибо, девушка, что соединили», — ожидая, там, часами этого соединения, то сегодня ты чертыхаешься, если с первого набора у тебя не получается. Сегодня сотовый телефон (я еще помню, когда он был роскошью), сегодня это точно уже не роскошь для большого числа людей, я бы сказал, уже практически для всех. А вот Вы эту поступь времени, эту быстротекучесть времени как-то должны, наверно, по-особому ощущать, потому что Вы вот на острие этих изменений?

— Да, я скажу так, что программное обеспечение, даже на том оборудовании, которое у тебя имеется (смена поколений… она случается, ну, примерно раз в пять лет, вот уже на протяжении последних пяти лет сменилось практически три поколения, современное поколение — это IP-решения и софт-свитчи)… И вот, смена релизов… если ты в течение двух лет не делал апгрейд (это не менял программное обеспечение на более новую версию), то, в принципе, на твоей сети, возможно, в дальнейшем будут технические проблемы. Это говорит о том, что уровень шагнул, ну, настолько далеко, что оператор не может себе фактически ни одного года спокойно… ну, так сказать, позволить спокойно расслабиться, ничего не делать на сети, не менять, не производить никаких работ, в противном случае он попадет в какую-то неприятную историю. Ну, вот это выглядит как-то так.

— Скажите, а… про 3G Вы говорили, вернемся к компании — а следующие планы ЕТК какие?

— Мы будем развивать и улучшать нашу зону покрытия и будем развиваться в крае, мы будем расширять зону покрытия в Норильске, мы планируем ввести, вот, в эксплуатацию в этом году сеть 3G и готовим свою инфраструктуру для запуска сети 4G, то есть по технологии LTE.

— И когда это может произойти?

— Ну, я думаю, что LTE запустим, скорей всего, в следующем году, потому что тот объем работ, который нам нужно произвести на сети, меняя все оборудование, он достаточно большой, и вот в этом году мы сконцентрируем все внимание на окончательной замене оборудования — раз, это должно случиться примерно в июле — августе месяце, мы должны закончить все эти работы, и второе — это построить нормальную качественную сеть, к которой бы не было претензий у наших абонентов.

— Скажите, а вот есть у Вас, не знаю, вот абонент мечты? Вот каким бы Вы хотели видеть абонента ЕТК?

— …Да, это хороший вопрос… Я хотел бы, чтобы наши абоненты стали конструктивными, чтобы при наличии каких-то технических проблем, которые они выявляют, или проблем с тарификацией, они бы, так сказать, звонили на нашу линию техподдержки, оставляли свои предложения, оставляли свои замечания, выражали, ну, может быть, менее эмоционально, более конструктивно все свои чувства и те вопросы, оставляли те вопросы, которые бы нам необходимо было решать, чтоб они больше писали, если это необходимо, о каких-то технических проблемах на сети — в буквальном смысле можно писать на мое имя. Вот, вот такой… с таким абонентом очень хорошо… от такого абонента часто получаешь позитивную обратную связь, и когда ты с ним находишься в переписке, не только в момент устранения, возникновения и устранения какой-либо, ну, аварийной ситуации или недостаточного качества на сети, но и после, когда он тебе дает обратную связь и говорит: «Спасибо, все заработало», — вот это уже тоже приятно, и с таким абонентом всегда хорошо иметь дело.

— Спасибо большое.

Вот о таких абонентах мечтает руководитель, генеральный директор компании ЕТК, которая теперь является частью большого «Ростелекома», Дмитрий Николаевич Левин. Вы смотрите вечерний час ТВК.

Может быть, позднее я созрею до каких-то комментариев, но не уверен.
647 просмотров

Читайте также:

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 Маргинальная интернет-нора пещерного лося. © Владимир Смолин aka almond, 2009–2017 гг.