«О чем писать, когда писать не о чем?» — сетевые дневники на «Не дает точка сру» 

Телеканал «Енисей»: генеральный директор ЗАО «ЕТК» (ТМ «Ростелеком») Дмитрий Левин о развитии сотовой связи в Красноярске

Автор
Опубликовано: 1586 дней назад (20 декабря 2013)
Редактировалось: 2 раза — последний 4 августа 2016
Настроение: офигевшее
Играет: Песни в исполнении Владимира Жириновского и о нём. CD2 — Таганка (но долго не выдержал, отключил)
+2
Голосов: 2
Генеральный директор ЗАО «Енисейтелеком» Дмитрий Левин решил порадовать красноярских телезрителей, а также, благодаря моим скромным усилиям, читателей маргинального интернет-ресурса «Не дает точка сру» новым интервью (MP4, 115 МБ), которое на сей раз взял Ян Ермишов в студии государственной телекомпании «Енисей».

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

«Расшифровочку» читайте ниже.

— Здравствуйте. Вы смотрите «Интервью», в студии Ян Ермишов. Сегодня мы будем говорить о развитии сотовой связи в Красноярском крае. У меня в гостях генеральный директор компании ЕТК (торговая марка «Ростелеком») Дмитрий Левин. Дмитрий Николаевич, здравствуйте.

— Здравствуйте.

— Дмитрий Николаевич, вот самое последнее событие в сотовой связи — это отмена так называемого «мобильного рабства». С 1 декабря этот закон вступил в силу, и теперь абоненты могут перейти из одной сотовой компании в другую, сохранив свой номер. Но в то же время сотовые операторы говорят о том, что есть какие-то технические проблемы на сегодняшний день, и полностью вот этот переход, ну, пока не удалось решить. Какова ситуация на сегодняшний день?

— Да, действительно, закон вступил в силу, и 1 декабря все должно было произойти, но не произошло. Чуть больше нужно времени нашим российским операторам — это ведь не только мобильные, это стационарные операторы, операторы дальней связи, «Ростелеком» там, есть другие операторы, которые также должны перестроить свои сети, и вызов должен приходить к тому оператору, у которого сейчас находится этот абонент, если номер был перенесен. Если, допустим, абонент перешел в «Енисейтелеком», в «Ростелеком» перешел, значит, мы должны обслужить этого абонента, и все транзитные операторы должны знать, куда же теперь, на какого оператора направлять вот этот самый вызов. Вот на вот это техническое перевооружение всей фактически российской сети требуется немного больше времени. Поэтому министерство связи разработало поправку, и Дмитрий Анатольевич Медведев подписал это распоряжение, соответственно… постановление правительства, и, в соответствии с этим постановлением правительства, до 7 апреля все операторы должны определиться, когда же они начнут оказывать эту услугу, но не позже 7 апреля. Компания «Ростелеком», то есть «Енисейтелеком», определился, и такую услугу мы начнем оказывать с 28 февраля.

— Ну, то есть сейчас есть возможность перейти… у абонента?

— На сегодняшний день абонент может прийти и написать заявление о переходе, и мы примем такое заявление, но услугу абонентам начнем оказывать с 28 февраля.

— [неразборчиво] Шли разговоры о том, что сейчас некоторые компании готовы предоставлять такие услуги (сотовые операторы имеются в виду), но не полностью. Ну, то есть, допустим, мы готовы предоставлять вам только голосовую связь и SMS, а, допустим, MMS-сообщения или интернет мы вам не готовы предоставлять. То есть такого не существует, да? То есть частичного предоставления услуг?

— Ну, экспертно — не как генеральный директор, вот как эксперт, который тоже понимает что-то в телекоммуникациях, как человек с техническим образованием, могу сказать так (что): я думаю, что через месяц эта проблема, во всяком случае, в пределах перехода, а переходим же мы все на региональном рынке, ну, то есть, условно говоря, абонент в Красноярске переходит к другому оператору, но он это делает в Красноярске — не где-нибудь в Новосибирске, в Иркутске, он это делает здесь, поэтому через месяц проблема техническая будет решена.

— Многие говорили о том, что начнется очень сильный переток абонентов. Вот сейчас есть какие-то уже данные, сколько абонентов придет, сколько абонентов уйдет — вот, допустим, в том же «Ростелекоме», у вас? Есть уже какие-то заявления?

— Да, действительно, есть у нас данные, и мы как-то немножко даже были, ну, неожиданно удивлены, что количество желающих перейти настолько мало. Насколько прогнозировали, если Вы помните, эксперты, что это будет до 20 процентов абонентской базы у каждого оператора. Но вот, все-таки, видимо, готовность перейти со своим номером и сделать реальный шаг — это вот далеко не одно и то же. Поэтому у нас… [заикается] наши заявления как к нам, так и от нас, изменяются, измеряются, ну, десятками единиц, вот не больше. И мы думаем, что (и я так точно думаю), что эта тема, она, мне кажется, больше такая, ну, как бы надуманная, наверно, ведь, с другой стороны, человек должен что иметь: он понимать, он должен понимать, что у него такая возможность существует в принципе, что законодатель подумал о том, чтобы ему было комфортно, и в случае чего он имел возможность сохранить номер. Потому что номер — это, вообще говоря, государственная, как вот госномер на знаке автомобиля, так и госномер в сети мобильной или фиксированной связи, это государственная единичка, и…

— Однако!

— …операторы платят за нее.

— То есть тот номер, которым я пользуюсь, мобильного телефона — это не мой личный номер? То есть…

— Нет, он принадлежит государству.

— Вот оно как, оказывается!

— Совершенно точно.

— А как это накладывает на меня какие обязательства, какие [неразборчиво]?

— На Вас, как на абонента, ровно никаких, но это накладывает обязательства на оператора, который должен соблюдать определенные правила и вести расчеты за эту… за эту номерную базу — ежегодный взнос.

— Многие эксперты, оценивая вообще рынок сотовой связи, приходят к тому, что сейчас доходы, в основном, сотовые компании будут получать с дополнительных услуг. Ну, скажем так, голосовая связь — она устоялась, да, здесь что-то новое найти очень сложно. Какие, на Ваш взгляд, дополнительные услуги сейчас наиболее востребованы?

— Ну, наверно, надо сказать, что весь контент… это, безусловно, контент, но он весь уходит в интернет, и поэтому, наверно, самая востребованная услуга на рынке — это скорость передачи данных, которую, ну, оказывают практически все операторы, и в этом году мы подтянули свои сети — мы, как оператор «Енисейтелеком», подтянули свои сети, и тоже начинаем оказывать эту услугу, начали уже оказывать на достаточно хорошей скорости. Все здесь взаимосвязано: от тех, кто производит абонентские терминалы, до тех, кто производит контент-ресурсы, мы — это только транспортная среда. Поэтому иногда надо понимать это и задумываться: ну, нужны ли слишком большие скорости, готов ли я покупать такую услугу — нужна ли она мне? Ну…

— Ну, кстати, вот если говорить о слишком больших скоростях, вот сейчас уже идет разговор о развитии сетей четвертого поколения — 4G так называемых, да. Ну, вот к 3G мы уже все привыкли. А как Вы считаете, насколько сейчас вот 4G будет развиваться?

— Скажу, что наша сеть полностью готова к работе в формате 4G. То есть нужно докупить немножко софта — это делается достаточно быстро — и специфических устройств, которые, ну, передают и принимают сигнал — это не очень дорого, и наша сеть готова. Но здесь возникает другой вопрос… Да, вот есть ли у этого будущее? Да, безусловно, есть. Через 2-3-4-5 лет, я думаю, 4G и дальше уже стандарты пятого поколения — 5G так называемое — на подходе, их уже разрабатывают, собственно, уже договорились о каких-то базисных протоколах и так далее, поэтому все это впереди, и нас ожидает, как потребителей, именно вот это 4G. Но вот еще нюанс в том, что в России очень мало сертифицированных телефонов и устройств, которые поддерживают 4G. И, наверно, в этом будет некоторый нюанс, надо всегда помнить, что 4G пока не сертифицировано под голос, то есть формально в 4G голос как бы «не живет» и «ходить» не должен…

— Угу!

— Ну, это с точки зрения законодательной базы Российской Федерации. И вот, если… или нам придется, России, здесь изменить что-то в этой части законодательно (ну, вот это уже должны решать на законодательном уровне), либо нам придется, ну, мириться с тем, что голос, возможно, через 4G в том понимании, в котором он сейчас ходит (и даже сейчас ходит), возможно, ходить не будет. Вот. Но как инструмент для доступа в сеть, как передача данных — это пожалуйста, это всегда будет использоваться.

— То есть у 3G, вот которое сейчас существует уже и работает — ну, вы как раз тоже строите… ну, вы построили сеть уже 3G — у него, все-таки, будущее большое, да? У него не так, что вот построили, и через 2-3 года 3G закончится?

— Ну, видите, одно накладывается на другое. Очевидно, что для голоса самая удобная сеть как бы, какая бы она ни была, это сеть второго поколения, 2G — она дает самое максимальное покрытие.

— Угу-угу-угу…

— На нее накладывается более специфическая сеть с меньшим радиусом покрытия — 3G, ну, так получается, ведь надо же станций больше поставить, чтобы дать сопоставимое покрытие в 3G относительно 2G. То же самое происходит и в четвертом… [запинается], в сети четвертого поколения: ну, чтобы сделать сопоставимое покрытие даже с сетью 3G, нужно поставить примерно в два раза больше базовых станций. Поэтому для оператора это и затратно, но и доходно.

— Но в этом году как раз у вас произошла полная смена оборудования в связи со строительством сетей 3G. «Ростелеком», плюс ко всему, поменял сети и второго поколения, но, вот, во время смены возникали проблемы и со связью, и не только с интернет-связью, но и с голосовой связью. Вам удалось уже как-то решить эти проблемы?

— Да, слава богу, эти проблемы мы решили, они остались позади, они остались в первом полугодии. Мы построили поверх нее сеть третьего поколения, как уже только было сказано, и сейчас из 65 населенных пунктов 55 населенных пунктов уже покрыты нашей связью. В 3G мы ведем финишную настройку, и до середины января месяца мы должны эту финишную настройку закончить.

— Не могу не спросить: сотовая связь, она дальше будет дешеветь, или все-таки какой-то уже предел окупаемости, предел рентабельности найден, и нам как абонентам уже, ну, не рассчитывать на то, что мы сможем получить, ну, вот эти услуги, ну, дешевле?

— Ну, на мой взгляд, есть некоторый предел, до которого все уже дошли. Ну, этот предел, может быть, лучше назвать баланс: это баланс оператора, которому нужно нести затраты на обслуживание сети — это раз; это желание того, кто покупает услугу, платить за нее (и возможность платить за нее), и желание акционера любой компании получать те дивиденты [так и было сказано. — almond], которые бы его, наверно, устроили — с точки зрения акционера, собственника компании. Поэтому вот этот баланс, мне кажется, на рынке сейчас найден, да и, наверное, уже и некуда дальше двигаться: практически у всех операторов есть в той или иной степени «ноль внутри сети». Ниже уже, наверно, некуда в «голосе». Я думаю, что снижение в этой части, в голосовой части происходить уже не будет. Иначе, если не будет увеличения стоимости в каких-то других появляющихся новых услугах, за которые операторы будут брать деньги, потому что все-таки баланс должен быть. Конечно, если пользуясь только голосовой связью, то… вот и сейчас посмотреть, если на рынке, допустим, «Енисейтелеком» спозиционировал свои цены. Ну, и те тарифы, которые мы продаем, они достаточно низкие, интересные, выгодные для абонента, поэтому мы их продаем и будем продавать, и держать эту цену дальше.

— Ну, а если говорить о национальном роуминге, то здесь… может быть отменен национальный роуминг?

— Дело в том, что у нас есть не только федеральные операторы, но и региональные операторы. Допустим, «Ростелеком» запускает сети по всей стране, и не везде они еще запущены, поэтому если кто-то вдруг из абонентов приедет, где нет сети «Ростелекома» или она только строится, и роуминг будет отменен, то, безусловно, связи уже не будет. Но есть другие операторы… еще, к сожалению, они остаются на просторах России, поэтому, я думаю, что технически отменить ее в том виде, в котором шла речь («а давайте мы отменим национальный роуминг»), наверно, пока невозможно. Ну, вот, с другой стороны, эта тема уже, в общем-то, решена: все операторы, там, условно за сто рублей, за сто рублей уже сейчас предлагают такую услугу. И, вот, мы как оператор — 3 рубля в сутки, 100 рублей, практически, в [месяц] — и входящая связь бесплатна. Ну, надо понимать, что если бы вдруг сейчас сказали так: нет, все-таки мы отменяем, то операторам, скорее всего, пришлось бы поднять базисную услугу связи.

— На Ваш взгляд, 14-й год в каких… по каким параметрам сотовые операторы будут конкурировать друг с другом?

— Это качество оказываемой услуги — это раз, это зона покрытия — это два. Что касается услуг 3G, ну, безусловно, это скорость передачи данных, а также стабильность этой самой скорости — вот заявление того, что вот у меня есть такая скорость, и я ее гарантирую, и она должна быть на всей сети обеспечена любыми возможными условиями — вот это тоже станет объектом для конкуренции в 14-м году.

— Большое Вам спасибо...

[Пожимают руки]

— Спасибо.

— …что пришли к нам в студию. Сегодня у меня в гостях был генеральный директор компании ЕТК (торговая марка «Ростелеком») Дмитрий Левин. Всего доброго.

© КГАУ «Дирекция краевых телепрограмм», 2013.
1125 просмотров

Читайте также:

  • После новостей. Стабильная мобильность
    После новостей. Стабильная мобильность

    Предлагаю вниманию читателей сделанную мною текстовую расшифровку интервью Дмитрия Левина, генерального директора ЗАО «Енисейтелеком», Алексею Клешко, ведущему программы «После новостей» на красноя...

  • Тамара Бажанова: «Запуск сети 3G давался нам непросто…»
    Тамара Бажанова: «Запуск сети 3G давался нам непросто…»

    Предлагаю сделанную мною расшифровку вышедшего в эфире телеканала «Афонтово» вчера, 24.04.2013 г., интервью Тамары Бажановой, коммерческого директора ЗАО «Енисейтелеком», Яну Ермишову. Изображен...

  • «Афонтово»: интервью с Тамарой Бажановой
    «Афонтово»: интервью с Тамарой Бажановой

    Наталья Лифантьева с телеканала «Афонтово», знакомая мне (и самым внимательным читателям сего сайта и моего «твиттора») по рекламно-информационным роликам мобильного подразделения «Ростелекома», пр...

  • CDMA vs. GSM: краткий потребительский ликбез
    CDMA vs. GSM: краткий потребительский ликбез

    CDMA vs. GSM: краткий потребительский ликбез GSM и CDMA (не путать с W-CDMA — надстройкой над GSM, обеспечивающей скоростную передачу данных) — технически разные стандарты сотовой связи. Историчес...

Комментарии (2)
Владимир Смолин aka almond # 20 декабря 2013 в 08:13 0
1. В настоящее время говорить о незаинтересованности абонентов MNP преждевременно, поскольку, как признают представители всех операторов, не исключая и самого г-на Левина, процесс оказания услуги не отработан, переносы или тестируются на «живых» номерах, или вовсе поставлены на паузу. В СМИ, в том числе неспециализированных (ТВК и «Енисей» — местные тому примеры), говорят и пишут о «сырости» MNP, тему подхватывают блоггеры и обычные пользователи соцсетей, а значит, в условиях негативного информационного фона (пусть и основанного на фактах) вряд ли многие пожелают экспериментировать на себе.

Кроме того, невозможность перенести прямой номер автоматически делает MNP неинтересным для «тяжелых» абонентов, которые обычно как раз и ценят стабильность телефонных номеров.

2. «4G — хорошо, перспективно, но мало кому нужно, поэтому мы готовы, но не спешим», — повторяет, по сути, г-н Левин. Прав он? Не знаю. Картина по Красноярску такова: «Мегафон»/«Йота» давно работает в LTE, МТС вот-вот (до конца года) должны запустить здесь 4G-сеть, «Вымпелком» («Билайн») планирует, по словам Михаила Слободина, покрыть города-миллионники в следующем году. «Ростелеком», видимо, будет догоняющим.

С голосом в 4G, конечно, действительно не все гладко: CSFB («перекидывание» голосовых вызовов в 2G/3G сеть и возвращение обратно в 4G для передачи данных) — решение странное и «кривое», но необходимое уже вследствие не самого хорошего LTE-покрытия; внедрение в России VoLTE сталкивается пока что с преградами нормативно-правового характера.

3. Про цены и внутрисетевой (национальный, как выражается г-н Левин) роуминг сказано очень лукаво, как это, по обыкновению, случается с представителями операторов. Собственно, свой интерес в этом отношении я озвучивал ранее: платить можно много, но за полноценную услугу федерального масштаба. «Мегафон» и МТС начали, вроде бы, движение в правильном направлении, но не без палок в колесах.

4. Срочно отлить в граните:
Дмитрий Левин:
Что касается услуг 3G, ну, безусловно, это скорость передачи данных, а также стабильность этой самой скорости — вот заявление того, что вот у меня есть такая скорость, и я ее гарантирую, и она должна быть на всей сети обеспечена любыми возможными условиями — вот это тоже станет объектом для конкуренции в 14-м году.
Даже проводные операторы не гарантируют абонентам качество доступа (ну, разве что юридическим лицам и за сильно отдельные деньги), для беспроводных же технологий это представляется совершенно фантастическим.
Владимир Смолин aka almond # 20 декабря 2013 в 08:25 0
Поправочка: МТС объявили о запуске 4G в Красноярском крае сегодня, причем сразу «на территории г. Красноярска, г. Ачинска, г. Железногорска, г. Зеленогорска, г. Канска».

 Маргинальная интернет-нора пещерного лося. © Владимир Смолин aka almond, 2009–2017 гг.